Волшебный мир музыки П.И. Чайковского

 

«Я желал бы всеми силами души, чтобы музыка моя распространилась, чтобы увеличивалось число людей, любящих ее, находящих в ней утешение и подпору».

 В этих словах Петра Ильича Чайковского точно определена задача его искусства, которую он видел в служении музыке и людям, в том, чтобы «правдиво, искренне и просто» говорить с ними о самом главном, серьезном и волнующем их. Разрешение такой задачи было возможно при освоении богатейшего опыта русской и мировой музыкальной культуры, при овладении высшим профессиональным композиторским мастерством. Постоянное напряжение творческих сил, повседневный и вдохновенный труд над созданием многочисленных музыкальных произведений составили содержание и смысл всей жизни великого художника.

Чайковский родился в семье горного инженера. С раннего детства он проявил острую восприимчивость к музыке, довольно регулярно занимался на фортепиано, которым хорошо владел ко времени окончания Училища правоведения в Петербурге (1859). Уже служа в департаменте министерства юстиции (до 1863), он поступил в 1861 г. в классы РМО, преобразованные в Петербургскую консерваторию (1862), где занимался по композиции у Н. Зарембы и А. Рубинштейна. По окончании консерватории (1865) Чайковский был приглашен Н. Рубинштейном преподавать в открывшуюся в 1866 г. Московскую консерваторию. Деятельность Чайковского (он вел классы обязательных и специальных теоретических дисциплин) заложила основы педагогической традиции Московской консерватории, этому способствовало создание им учебника гармонии, переводы различных учебных пособий и др. В 1868 г. Чайковский впервые выступил в печати со статьями в поддержку Н. Римского-Корсакова и М. Балакирева (с ним возникли и дружеские творческие отношения), а в 1871-76 гг. был музыкальным хроникером газет «Современная летопись» и «Русские ведомости».

В Москве быстро укрепляется авторитет Чайковского-композитора, издаются и исполняются его произведения. Чайковский создает первые в русской музыке классические образцы разных жанров — симфонии (1866, 1872, 1875, 1877), струнного квартета (1871, 1874, 1876), фортепианного концерта (1875, 1880, 1893), балета («Лебединое озеро», 1875-76), концертной инструментальной пьесы («Меланхолическая серенада» для скрипки с оркестром — 1875; «Вариации на тему рококо» для виолончели с оркестром — 1876), пишет романсы, фортепианные произведения («Времена года», 1875-76 и др.).

Значительное место в творчестве композитора заняли программные симфонические произведения — увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» (1869), фантазия «Буря» (1873, обе — по В. Шекспиру), фантазия «Франческа да Римини» (по Данте, 1876), в которых особенно заметна проявившаяся и в других жанрах лирико-психологическая, драматическая направленность творчества Чайковского.

В опере поиски, идущие по тому же пути, приводят его от бытовой драмы на исторический сюжет («Опричник» по трагедии И. Лажечникова, 1870-72) через обращение к лирико-комедийной и фантастической повести Н. Гоголя («Кузнец Вакула» — 1874, 2-я ред. — «Черевички» — 1885) к пушкинскому «Евгению Онегину» — лирическим сценам, как назвал свою оперу композитор (1877-78).

«Евгений Онегин» и Четвертая симфония, где глубокая драма человеческих чувств неотделима от реальных примет русской жизни, стали итогом московского периода творчества Чайковского. Их завершение ознаменовало выход из тяжелого кризиса, вызванного перенапряжением творческих сил, а также неудачной женитьбой.      Материальная поддержка, оказанная Чайковскому Н. фон Мекк (переписка с ней, длившаяся с 1876 по 1890 г., представляет бесценный материал для изучения художественных взглядов композитора), дала ему возможность оставить тяготившую его к тому времени работу в консерватории и уехать за границу для поправки здоровья.

Сочинения конца 70-х — начала 80-х гг. отмечены большей объективностью высказывания, продолжающимся расширением круга жанров в инструментальной музыке (Концерт для скрипки с оркестром — 1878; оркестровые сюиты — 1879, 1883, 1884; Серенада для струнного оркестра — 1880; «Трио Памяти великого художника» (Н. Рубинштейна) для фортепиано, скрипки и виолончели — 1882 и др.), масштабностью оперных замыслов («Орлеанская дева» по Ф. Шиллеру, 1879; «Мазепа» по А. Пушкину, 1881-83), дальнейшим совершенствованием в области оркестрового письма («Итальянское каприччио» — 1880, сюиты), музыкальной формы и т. п.